Родить в хорошей компании

By 31.03.2016О доулах

Рождение ребенка — таинство. И вместе с тем сложный, порой непредсказуемый процесс, в котором очень важна командная работа акушеров–гинекологов, медсестер, анестезиологов, неонатологов и будущей мамы. В последнее время в таких командах все чаще появляются дополнительные «игроки». У нас сегодня успешно проходят партнерские роды: в ожидании нового члена семьи рядом с роженицей в палате могут находиться муж, сестра или мама… Или же доула — человек, который подержит за руку, успокоит, поможет настроиться на нужный лад. Что еще входит в компетенцию такой помощницы и готовы ли к таким гостям в роддомах?

О доулах, или, как их называют за границей, дулах (с греческого — «рабыня»), сегодня многие наслышаны. Будущие мамы интересуются темой еще и благодаря хорошему примеру заграничных роддомов и родильных центров, в которых помощница в родах — штатная единица. Она работает в связке с врачами, но если медработники отвечают за физиологию, то доула — за моральное спокойствие без пяти минут мамы.

Ее задача — быть рядом, если надо, «транслировать» рекомендации акушерок и делать общение с ними более мягким и расслабленным, гладить по голове, делать массаж, петь — в общем, использовать все известные ей методики расслабления.

Зачем? Чтобы снизить вероятность кесаревых сечений и стимулирования родовой деятельности синтетическим окситоцином, оптимизировать продолжительность родов. В авторитетных обзорах утверждается, что присутствие партнеров здесь действительно только во благо. То есть легче всем — и врачам, и роженицам.

Доула Лиза

Старший сын минчанки Лизы Шефер появился на свет в Германии. Первые роды были долгими и выматывающими. Почему? Лиза может лишь догадываться: волновалась, была юная и неопытная, процесс затянулся, ведь врачи старались вмешиваться минимально. К счастью, ребенок родился здоровым. Лиза вспоминает, как у ее кровати в палате ежеминутно «колдовала» медсестра: клала под подушку лавандовое саше, по–матерински жалела и лелеяла:

– Очень важно, чтобы в этот ответственный и очень интимный момент рядом с женщиной был кто–то, кому она доверяет. Это придает уверенности. Вторые и третьи роды были с мужем. Со временем я поняла, что тоже могу быть с кем–то рядом во время беременности, в родах и после них, но в качестве доулы. Прошла обучение в Одессе, окончила дистанционные курсы, читаю много литературы по теме. Что могу я как доула сделать для женщины в родах? Все, чтобы процесс был максимально расслабленным: от момента, когда нужно заварить чай, до помощи при первом знакомстве с малышом. Моя задача — обеспечить поддержку. Эмоциональную, бытовую, информационную.

Доула может стать стеночкой между будущей мамой и внешним миром, барьером, который оградит и позволит настроиться на роды. Лиза подчеркивает: доула — не акушер–гинеколог. Все роды разные, и нужно быть готовым к форс–мажорам, выход из которых могут найти только врачи… Вот почему настоящая доула во время встреч с беременной обсуждает, как та видит собственные роды, чего ожидает, вместе проигрываются ситуации, когда что–то может пойти не так. Главное, чтобы женщина в конечном итоге осталась довольна.

Отношение к новой профессии, честно говоря, настороженное. Ее пока нет в классификаторе, да и как быть с конфликтами, которые порой возникают между врачами и помощницами в родах? В повестке дня — создание белорусской ассоциации доул. Они же работают почти в каждом регионе, объединились, создают свою информационную площадку в интернете, а совсем скоро смогут руководствоваться в работе собственным этическим кодексом. И потом, надо задуматься о супервизии, своеобразной производственной практике, рассуждает Лиза Шефер:

— Это совершенно нормально для «помогающих» профессий, ведь в общении с людьми так просто допустить ошибку. Путь к сотрудничеству доул и акушерок будет долгим. Но надо стремиться к тому, чтобы работники медучреждений поняли: когда в команде есть помощница — профессиональная, компетентная — легче всем. Нужно, чтобы акушерки и доулы дополняли друг друга, а не воевали. Возможно, когда–нибудь станет возможным и двойное партнерство: на родах смогут присутствовать и мужья, и доулы. Почему бы и нет?

Наша справка

В России стоимость сопровождения в родах доулы в среднем колеблется от 25.000 до 35.000 российских рублей (7 — 10 млн белорусских). В эту сумму входит знакомство участников родов, телефонные разговоры в любое время суток, сами роды, встреча в первый месяц жизни малыша. Также доула может проводить восстановительные послеродовые пеленания для мамы, консультировать по телефону (разовые консультации — около 2.500 российских рублей в час (700 тысяч белорусских). Доула в Киеве стоит около 1.600 гривен (700 тысяч белорусских рублей) в час, ночью — дороже почти вдвое. В Европе услуги доулы в родах оцениваются приблизительно в 300 — 500 евро.

В кругу мнений

Главный акушер–гинеколог Гомельской области Оксана Теслова:

— Сотрудничество доул и врачей возможно. Но и те и другие должны делать все, чтобы маме с малышом было хорошо. К сожалению, в противоречивых ситуациях работать в команде не всегда получается. В нашей практике были случаи, когда женщины отказывались от показанных медицинских процедур. Например, от применения окситоцина при родовой слабости или от эпизиотомии при угрожающем разрыве промежности. Есть показания, но в диалог вступает категоричная доула, которая оказывает влияние на роженицу и препятствует врачам. В итоге женщина колеблется, мы теряем бесценное время. Когда акушерам–гинекологам говорят, например, что они не имеют права перерезать пуповину, пока не закончится ее пульсация, или что не нужно оказывать помощь новорожденному в асфиксии легкой степени, диктуют какие–то правила — это же только мешает работе! Сотрудничество должно быть взаимополезным и взаимовыгодным, проводиться на законных основаниях, и к нему должны быть готовы все участники. Оптимально было бы провести занятие с врачами, объяснить им, кто такие доулы и за что они отвечают во время родов. Неплохо, если бы доула заключала договор с роддомом, в котором была бы обозначена сфера ее компетенции. В любом случае человек, который приходит в родзал для помощи, должен иметь определенные знания, умения и навыки, а не только декларировать свой статус. А пока мы просто не знаем, с кем имеем дело. Поэтому у нас в области сегодня в партнерских родах может участвовать только муж или мама роженицы, которые являются ее законными представителями.

Заведующий родовым отделением 5–й городской клинической больницы Минска Василий Шостак:

— Мы применяем современные перинатальные медицинские технологии: в новом корпусе родильного дома оборудованы 4 индивидуальные родовые палаты для партнерских родов. Мощности позволяют проводить 8 партнерских родов в сутки — и интерес к этому очень большой. Достаточно сказать, в первые полтора месяца года в нашем роддоме провели 30 партнерских родов (для сравнения: за весь прошлый год их было столько же). Наблюдаю такую тенденцию: люди стали более ответственно подходить к родам. Если супруг роженицы, ее мама или сестра, в конце концов, друг семьи с медицинским образованием решили присутствовать на родах, они тщательно к этому готовятся. Не берусь говорить, были ли у нас роды с доулами. Может быть, и да, просто они называли себя сестрами роженицы. Рожать в сопровождении кого–то или без — личное дело каждой женщины. Но когда ко мне приходит пара и интересуется, какие у нас условия для партнерских родов, я говорю: лучший партнер в родах — я. Доверять нужно в первую очередь врачу.

meleshko@sb.by
Фото: Екатерина Дубровская

Советская Белоруссия № 48 (24930). Среда, 16 марта 2016
Автор публикации: Инна КАБЫШЕВА

Здесь пока еще нет комментариев